Петр Карцев

Подробнее
Петр Александрович Карцев – известный профессиональный переводчик кино. Родился в Москве 10 марта 1968 г. После окончания школы он поступил в МГУ им. М. В. Ломоносова на психологический факультет, в котором учился с 1985 г. по 1988 г., но не завершив обучение, перевелся в МГЛУ (бывший Московский государственный педагогический институт иностранных языков им. Мориса Тореза) на переводческий факультет (годы учебы 1988 г. – 1993 г.). МГЛУ Карцев закончил с дипломом переводчика с английского языка. Кроме этого, Карцев знает испанский и португальский языки, читает по-французски и по-итальянски. Зарубежными фильмами Петр увлекся еще в школьные годы. Общение с такими же киноманами принесло свои плоды: сделав всего пару переводов, Карцев обзавелся постоянными заказчиками. В 1991-м году Карцев начал сотрудничать с телеканалом 2×2, куда банально позвонил и осведомился, требуются ли переводчики. Сложными на TV были новостные трансляции, требующие колоссальной концентрации, но длились они не более получаса. Бывало и по три программы за день, но даже это, по мнению Карцева, не настолько напрягает, как офисный рабочий день. На счету Карцева переводы таких фильмов, как: “Казино”, “От заката до рассвета”, “Студия 54”, “Хакеры”, “Обычные подозреваемые”, “12 обезьян”, “История Аль Капоне”, “Амели” (из последних переведенных лент), “Джорджино” (лучший по мнению Карцева) и другие. Написать, что Карцев “заметный”, будет неверно, поскольку основополагающая фишка авторского перевода – незаметность. К сожалению, новых точных, виртуозных переводов Карцева давно нет. Зато есть точные, виртуозные посты в ЖЖ, хотя они не заменят и сотой доли удовольствия от просмотра “Казино” или “От заката до рассвета”, потому что кинокритика и кино вещи разные. Профессию переводчика Карцев оставил по объективным причинам. Синхронист всегда под прицелом – зритель слышит актеров, он может сравнивать, оценивать, понимает каждую ошибку, если таковая случается. Зритель слышит “тормоза”, заминки, шероховатости. Авторский перевод – тяжкий труд (если его делать как минимум хорошо), однако оценивали его как услуги чернорабочего. Именно чернорабочим, причем низкооплачиваемым, Петр себя и чувствовал, что никак не могло устроить. Кино в авторском переводе – тонкая вещь: переводчик в состоянии сделать картину, переводчик в состоянии погубить картину – многое, слишком многое зависит от него, когда зритель не знает языка оригинала. Но в то время это не имело определяющего значения: кино смотрели любое, смотрели ради просмотра. Если бы хорошие переводы перестали существовать как вид, если бы переводили первокурсники, ничего не поменялось бы: кино все равно смотрели бы, кассеты – покупали бы. Дельцы от киноиндустрии это понимали как никто и предпочитали на переводчика особо не затрачиваться, держа его, к тому же, на положении “стой там, поди сюда” (как легко заменяемый элемент). Истинный профессионал будет незаметен. Именно так – он идеально передаст эмоции, безупречно адаптирует шутки, ничем не нарушит атмосферы картины. Он будет настолько гармоничен, что сольется с повествованием. И это нелегко. У Петра Карцева было сложное отношение к профессии. Ее считали высокоинтеллектуальной, благородной, слегка таинственной, даже с налетом романтичности, но на деле она была лишена свободы, а результат трудов – не защищен авторским правом. Эти моменты плюс вышеизложенные факторы откровенно мешали Карцеву преклоняться перед профессией, поэтому покинул он ее легко. Если человек не чувствовал себя свободным как синхронист, о дубляже, где от перевода остаются “рожки да ножки” при укладке, можно и речь не заводить. В 2001 г. Карцев прекратил переводить фильмы. Сначала он работал в “Централ Партнершип” на одной из руководящих должностей, а потом – до августа 2011 году – в “Леополис”. материал взят с сайта movie-club.ru

Список переводов:


Top